Дивиденд – что дышло

2 просмотров Нет комментариев

Дивиденд – что дышло

Где частному инвестору искать защиту от произвола эмитентов?

Всякий раз, когда компании объявляют о получении прибыли, перед инвесторами встаёт дилемма – покупать акции в надежде на закреплённые в уставе дивиденды или нет? Редакция Finversia.ru попросила экспертов ответить на «вечный» вопрос российского фондового рынка: дивиденды – это право или обязанность?

В конце августа на страничке Facebook Юрия Данилова, ведущего сотрудника РАНХиГС появился пост с красноречивым заголовком, мимо которого наша редакция просто не могла пройти: «Эта дискуссия должна быть не частной, а публичной».

20? 32? 40? Сколько же?!

Учёный и инвестор обратил внимание на ралли в привилегированных акциях Мечела, которое было основано на предположении о грядущих высоких дивидендах по итогам первого полугодия 2021 года. В Уставе компании сказано, что владельцы префов могут рассчитывать на 20% от чистой прибыли. Одни брокеры тут же выпустили отчёты о том, что дивидендная доходность может составить 20%, другие – что 32%, третьи – что 40%. Не исключено также, что дивидендов не будет вообще. Возможно ли такое?

– Норма о части чистой прибыли, выплачиваемой в виде дивидендов по привилегированным акциям, закрепленная в уставах российских корпораций – одна из основных несущих конструкций российского фондового рынка. Если Банк России готов ее обрушить, это будет катастрофа, особенно яркая, фейерверчатая, в преддверии «выборов» в ГД, – написал Юрий Данилов и попросил Ростислава Кокорева, руководителя экспертного совета по защите инвесторов при Банке России, ответить, дивиденды – это право или обязанность?

«Норма о части чистой прибыли, выплачиваемой в виде дивидендов по привилегированным акциям, закрепленная в уставах российских корпораций – одна из основных несущих конструкций российского фондового рынка», – Юрий Данилов, инвестор

Право, вскоре написал в комментариях под постом Ростислав Кокорев и добавил:

– По любым акциям, – хотя по префам оно устроено иначе, чем по обыкновенным акциям. Может быть, и к сожалению, – но это так.

По словам эксперта, в уставе Мечела нет фразы типа «при наличии достаточной чистой прибыли компания обязана выплатить дивиденды по привилегированным акциям в размере, рассчитанном в соответствии с пунктом таким-то устава». Впрочем, там нет и фразы «компания имеет право не платить дивиденды, а взамен предоставить акционеру право голоса на ОСА» – такая трактовка вытекает именно из системного анализа законодательства.

– Но так или иначе, нет здесь нарушения прав инвесторов, и не за что Банку России штрафовать таких эмитентов или выдавать им предписания, – заявил Кокорев.

Редакция Finversia.ru настоятельно рекомендует прочитать мотивационную часть позиции Ростислава Кокорева, пожалуй, нет более содержательного описания правовой и экономической сущности дивидендов. Это важно – в рамках повышения своей финансовой грамотности, о которой мы все так заботимся.

Говоря о дивидендной политике – важнейшим элементом корпоративного управления и отношений с инвесторами, Кокорев привёл в пример следующий образ:

Представим некое условное советское предприятие, есть работники и есть мастер цеха. Сегодня по каким-то причинам аврал, надо поработать сверхурочно – то ли авария, то ли план горит, то ли еще что. И мастер говорит работягам: «Ребята, выйдите сверхурочно, если получится – я вам кроме зарплаты еще и премию оформлю. А если с премией не получится, то почетную грамоту от директора каждому обеспечу». Пойдут ли работяги? Если верят мастеру (особенно если уже были такие случаи и обычно получалось с премией) – да. Если не верят – наверно, нет. Если он несколько раз подряд не обеспечил премию, – наверно, перестанут ходить даже если он добросовестно выдавал грамоты. Но точно не будет такого, что они поработали, премию мастер пробить не смог, почетные грамоты честно выдал, а мужики будут в курилке говорить, что он их обманул.

Наконец, эксперт усомнился в тезисе, что выплата дивидендов – «несущая конструкция российского фондового рынка»:

– Какую долю в портфелях частных инвесторов занимают префы по сравнению с обыкновенными акциями? Многие ли физики из-за этого прямо развернутся и уйдут с рынка?

После этого обмен мнениями между уважаемыми экономистами продолжился и с позициями читателю обязательно нужно ознакомиться. Мы же попросили сторонних экспертов – наблюдателей высказать свою позицию. Забегая вперёд заметим, что мало кто из них решился встать на сторону Юрия Данилова. Ну, или частного инвестора.

Позиция НАУФОР

Алексей Тимофеев, президент НАУФОР, согласился с тезисом, что «это право»:

– Другое дело, что случае, когда по префам устав предусматривает размер дивиденда, а он не выплачивается или выплачивается в неполном размере, их владельцы приобретают право голоса на общем собрании. Понятно, что в случае, если по привилегированным акциям размер дивиденда не определен, то они могут рассчитывать на дивиденд не меньший, чем владельцы обыкновенных и если такой дивиденд им выплачивается, то рассчитывать на получение голоса на общем собрании не могут.

Тема защиты интересов акционеров остается в тени

Если не сильно углубляться в казуистику происходящих споров, остаётся вот что.

Регулятор и профессиональные участники рынка в последние годы много сделали для защиты инвестора от посредников (брокеров), но ничего для защиты инвестора от произвола эмитентов. Почему?

Михаил Ханов, руководитель ИК «Алго Капитал», согласился с тем, что тема защиты интересов акционеров «пока остается в тени»:

– Но вполне вероятно, что ЦБ займется этим несколько позднее.

Отвечая на главный вопрос данной статьи – право или обязанность, эксперт замечает, что закон оставляет вопрос об определении дивидендной политики на усмотрение эмитентов:

– Опять же, у инвесторов имеется выбор в пользу «дивидендных» акций с хорошей историей и вполне прогнозируемой доходностью.

«Дивиденд, как и 13-я зарплата не предприятии – не является неотъемлемой частью пакета вознаграждения», – Владимир Рожанковский, Trade123

Управляющий директор Trade123 Владимир Рожанковский сравнивает дивиденды с 13-ой зарплатой:

– Дивиденд, как и 13-я зарплата не предприятии – не является неотъемлемой частью пакета вознаграждения.

Как же быть в случае, если эмитент не делится частью прибыли?

– Инвесторы её наказывают падением котировок. Только и всего, – подчеркивает Владимир Рожанковский.

Павел Самиев, председатель комитета «Опоры России» по финансовым рынкам, руководитель агентства «БизнесДром», считает, что регулятор вообще не должен вмешиваться в эту историю:

– Инвестор, покупая бумагу, ожидает либо роста котировок, либо – определенного дохода в виде дивидендов. Но это всегда риск – ожидания могут не реализоваться. Не думаю, что регулятор должен вмешиваться что в первом случае, что – во втором. Не вижу здесь предмета нарушения прав миноритарных акционеров.

Баланс интересов

Ещё один момент. Правительство требует от госкорпораций выплачивать не менее 50% от прибыли в виде дивидендов, однако это требование редко когда исполняется. Получается, что не только ЦБ не может заставить частный бизнес платить дивиденды, но и само государство – не может заставить свои же компании делать это.

Павел Самиев замечает на это, что процедуры корпоративного управления, в том числе стратегия по дивидендам, независимые члены в Советах директоров и прочее – и были изначально придуманы для того, чтобы защитить права миноритариев.

Михаил Ханов предлагает посмотреть на проблему с другой точки зрения. Многие госкорпорации «несут важные социальные и инфраструктурные функции в масштабах всей страны»:

– С этой точки зрения государству «не с руки» ставить интересы миноритарных акционеров выше более широких общественных интересов.

«Государству не с руки ставить интересы миноритарных акционеров выше более широких общественных интересов», – Михаил Ханов, «Алго Капитал»

Но как соблюсти интересы частных инвесторов, крупных акционеров, государства и, наконец, общества?

– Расширение возможностей для пreenmail едва ли пойдет на пользу массовому добросовестному инвестору. Надо понимать, что юридическое регулирование не исключает возможности злоупотреблений со стороны всех участников процесса. В конце концов, у инвестора имеется последняя возможность проголосовать деньгами и стать акционером других компаний, – замечает глава «Алго Капитал».

Дивидендные истории этого года

Что касается грядущих выплат дивидендов, то Владимир Рожанковский обращает внимание на Черкизово:

– Которое, если выплатит нераспределенную прибыль дополнительным траншем как в прошлом году, то это доставит акционерам дивидендную доходность в районе (3,5% по периоду или 3*3,5=10,5% по году (прогноз общего дивиденда около 270 руб. на акцию), а также Россети– Андрей Белоусов в целом поддержал идею госхолдинга о включении расчётной предпринимательской прибыли в тариф на услуги по передаче электроэнергии, ограничив его рост уровнем инфляции. у неё появится прогнозируемый источник выплат, а размер дивидендов может, по некоторым оценкам, достигнуть 45 млрд руб. (16–17% дивидендной доходности). Впрочем, всё это истории отнюдь не сегодняшнего дня, а перспективные. Дивидендным разочарованием года можно без преувеличения назвать Акрон, который сначала пообещал выплатить дополнительный дивиденд из нераспределённой прибыли, но в конце концов пошёл на попятную и вместо ожидавшихся 400 всего лишь 30 рублей на АО. Правда, вроде как обещал в перспективе добавить. Акционеры обычно бурно реагируют на подобные попытки обвести их вокруг пальца. Но каким-либо способом, кроме как распродажами в акциях, надавить или заставить иным способом совет директоров пойти в угоду миноритариям – в правовом поле не существует. Можно попросить переголосовку и пересчёт голосов открытым способом.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER

все публикации »

Источник: finversia.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

14 − 8 =

<a href="https://www.mt5.com/ru/">Forex portal</a>
FreeCurrencyRates.com
kwork